Фонд Русское либеральное наследие

Памятник Василию Семеновичу Соколову
13.10.2004

Памятник Василию Семеновичу Соколову

Многие красноселы, подъезжая по пути из города к Поддубному, обращали внимание на обелиск слева от дороги. Сегодня на нем нет никакой объясняющей надписи, и многие проезжие люди с недоумением спрашивают "Кто здесь похоронен?"

Между тем надпись была. Она гласила: "Здесь, возвращаясь после открытия больницы в селе Красном, 7 января 1912 г. внезапно скончался на 66 году жизни председатель Костромской уездной управы, член 3-й Государственной Думы Василии Семенович Соколов, человек светлого ума и чуткого к народным нуждам сердца, много и с пользой работавший на городском и земском поприщах "

В. С. Соколов не был красноселом и даже костромичом по рождению. Он родился в 1845 г. в Саратовской губернии, в селе Александров-Гай. Отец, священник этого села, умер от холеры, когда мальчику было всего два года. Несмотря на это (и кто знает, какими усилиями?), Василию удалось окончить начальную школу, поступить в Самарскую гимназию, а вот завершить среднее образование не удалось. Пришлось сдавать экзамены на аттестат зрелости экстерном, что было дешевле, но гораздо труднее, тем не менее юноша справился, результаты испытаний были блестящими. Образование было завершено на юридическом факультете Казанского университета, молодой адвокат начинал практику в Казани, но последовала административная высылка в Буй. Сегодня почти невозможно установить, чем молодой адвокат не угодил властям. Впрочем, догадаться нетрудно: в начале 1870-х гг. чиновникам виделась крамола в самых невинных высказываниях.

Буйская ссылка продлилась недолго. Через год ему разрешили перебраться в губернский город, где за два года до этого, в 1871 году, был открыт Областной суд. Началась адвокатская практика, сначала в должности частного поверенного, потом присяжным поверенным. Между тем с Буем Василий Семенович не порывал. Чтобы получить избирательное право, он приобрел в Буйском уезде участок земли и увлекся живой земской работой, которая только делала первые робкие шаги. Это было время надежд на то, что местное самоуправление сможет разом решить все проблемы... Увы, все оказалось гораздо сложнее. В. С. Соколов, проработавший в органах Буйского, Костромского уездного, а затем и Костромского губернского земств, понимал это как никто другой. Главной заботой его было повышение благосостояния костромских крестьян. Наши нечерноземные земли требовали особого ухода, для того чтобы приносить доход. Помня саратовскую деревню своего детства, В. С. Соколов пытался внедрить более высокую культуру земледелия: настаивал на развитии правильного травосеяния, которое дало бы возможность содержать большее число голов скота, а это привело бы к появлению большего количества органических удобрений и тем самым позволило бы поднять урожайность наших бедных почв...

С 1901 г. и до самой своей смерти он занимал хлопотливую должность председателя Костромской уездной земской управы, исполнительного органа, ответственного перед земским собранием за выполнение всех поставленных на год задач. Именно в этом качестве он и принимал участие в строительстве красносельской больницы.

Как и остальные земские деятели, В. С. Соколов прекрасно понимал, что никаких экономических проблем костромской деревни не решить, если не заниматься вопросами просвещения. Именно поэтому он постоянно голосовал за открытие новых школ и возмущался, когда крестьяне чинили препятствия земству на этом пути. Именно это обстоятельство и заставляло его оправдываться на последнем в его жизни заседании Костромского уездного земства перед гласными: «При всем желании сделать что-либо для населения, земство наталкивается на труднопреодолимые препятствия. И поневоле приходится прибегать к нежелательным мерам… Был такой случай, что школа буквально валилась. Учительница просила построить новое здание. Управа согласна, обращается к крестьянам: дайте земли под школу. Не дают. Тогда мы прибегли к такой мере: объявляем, что приема в школу нет, и на следующую осень приема - нет. Ребятам из этой деревни волей-неволей приходилось бегать в соседнюю деревню. Тогда сами крестьяне взмолились: возьмите какую угодно землю, только постройте школу и откройте прием».

Последнее время перед кончиной В. С. Соколов много сил отдавал развитию показательных хозяйств, которые пропагандировали бы огородные культуры, и крестьяне Костромского уезда в большинстве своем выращивать не умели. Этой же цели должно было служить и открытие опытно-учебного хозяйства в Следове, подготовкой к нему было занято последнее перед смертью (кто же о ней знал!) время В. С. Соколова. Однако этим его общественная деятельность не ограничилась. В 1907 г. жители костромской губернии избрали его депутатом Государственной Думы третьего созыва, где он примкнул к фракции прогрессистов. И там - те же вопросы борьбы с пьянством, выступления за развитие образования, медицинского обслуживания, за всеобщее благосостояние.

7 марта 1908 г. в Думе В. С. Соколов отвечал министру финансов, который сослался на необходимость бюджетной экономии: «Если человек, имея детей, скажет: "Не отдам их учиться из экономии!" то что получится? Получатся из его детей люди, не умеющие добывать средства к жизни, подонки общества. Экономия не может быть принципом, системой - это есть непонимание интересов ни государственных, ни местных».

Его речи казались чрезвычайно смелыми и либеральными, но, по отзывам радикалов, он слишком казался барином, слишком чувствовал свою власть, его позиция казалась слишком консервативной. На уездном земском собрании сессии 1911 г. гласный А.Д.Рассадин заметил: «Василий Семенович Соколов в Государственной Думе - оппозиционер правительству, а здесь является как бы правительством, по отношению к которому ряд гласных "встает в оппозицию"». Заявление вызвало оживление в зале, очень многие были солидарны с этой оценкой.

С другой стороны, он был не просто уверенным к своей правоте барином. Один из современников по смерти его замечал: «В уездной управе... он был властным хозяином того дела, которое вел. Это, может быть, не нравилось некоторым из его подчиненных, но это было красиво, а насколько это было полезно, покажет будущая деятельность уездной управы. Во всяком случае, земское хозяйство Костромского уезда потеряло хозяина, отдававшего все свои силы и мысли свои дорогому для него делу». В 1901 г., впервые будучи избранным председателем уездной земской управы, В. С. Соколов курировал окончание строительства больницы, которую сегодня все знают как «вторую городскую». Не жалея денег, он согласился на введение некоторых изменений в проекте, послуживших ко благу уездной медицины. Перед смертью ему пришлось решать те же самые проблемы при строительстве больницы села Красного.

Достаточно долго в Красном располагался всего лишь врачебный участок. Первое время это казалось достаточным, в 1908 г. для небольшого стационара оборудовали наемное помещение. Надо было строить новое здание, но В. С. Соколов считал необходимым, чтобы состоятельные красноселы взяли на себя часть расходов по строительству. Усилиями практиковавшего там врача А. Прокофьева удалось добиться того, чтобы жители села приступили к отчислению средств на строительство больницы. Начались споры о том, каким должно быть больничное здание. Медицина того времени считала более гигиеничным и перспективным строительство нескольких деревянных одноэтажных зданий для разных отделений больницы (так называемый «павильонный» принцип). Практичный «хозяин» настаивал на каменном варианте. А. Прокофьев возмущался, ездил за поддержкой в Москву к санитарным врачам, консерватор В. С. Соколов настаивал на своем.

И опять, как и при строительстве уездной земской больницы в Костроме, в ходе строительства пришлось пойти на изменение проекта, вместо двух этажей построили три, расположив в цоколе амбулаторию, во втором этаже - родильное отделение, а в третьем - общий стационар. Снова затраты превысили первоначальную смету, и В. С. Соколов отбивался от ревизионной комиссии, доказывая, что зданию, построенном металлическими балками и асфальтовыми полами, меньше угрожают пожары, а устроить это при первоначальной смете было нельзя, и так далее, и тому подобное...

Открытие новой больницы было намечено на 7 января. В полдень группы красноселов в праздничных одеждах чинно кланялись прибывавшим гостям. Около церкви готовились к крестному ходу.

Специальный корреспондент газеты «Наша костромская жизнь» с восторгом описывал расположение палат и других помещений, отмечал отсутствие в интерьерах горючих материалов, водопровод с холодной и горячей водой, систему отопления, обилие света и воздуха, которые позволяли избежать «присущего таким учреждениям старо-казарменного вида».

В час дня отслужили молебен, зазвучали прочувствованные слова, от сельского общества В. С. Соколову В. Н. Чулковым был поднесен благодарственный адрес «в знак признательности и искренней благодарности за заботы и труды по устройству больницы в с. Красном» - так значилось в надписи, выгравированной на изящно сделанной серебряной крышке альбома.

Весь день В. С. Соколов был очень оживлен, прекрасно сказал ответное слово. Обратно он ехал вместе с сыном, проехав село Николо-Трестино (так тогда называли нынешнее Поддубное), он почувствовал себя плохо. Сын остановил лошадей, чтобы подождать ехавших за ними врачей, побежал навстречу их коляске... Подъехавшие медики констатировали удар, от которого В. С. Соколов и скончался ближайшей ночью.

Как всегда, о мертвом говорили только хорошее, даже самые ярые его критики. А в одном из ближайших номеров газеты «Поволжский вестник» появилась статья Г. Н. Ботникова, тоже бывшего гласным Костромского уездного земства: «Ввиду необычайной смерти и мне хотелось бы предложить особый способ для продления памяти о Василии Семеновиче. Он умер в дороге. Вечно занятый нелегкой общественной работой, он знал мало отдыха от трудов и в дороге, почувствовав себя плохо, сделал лишь минутную остановку, как бы лишь для того, чтобы перейти в вечный покой. Я думаю, я не встречу возражений, если предложу поставить на месте именно последнего его вздоха крест на каменном постаменте с соответствующей надписью...».

Возражений не последовало. Обелиск с крестом и надписью долго напоминал о старом земском деятеле. В советское время надпись сбили, пытались восстановить ее в первые перестроечные годы, кто-то снова ее уничтожил. Но стоит красносельская больница, напоминая о консервативном и практичном хозяине уезда. Он был прав: камень живет дольше дерева…

Л. Сизинцева


Ссылки по теме:
  1. Соколов Василий Семенович
  2. Материалы прессы
  3. Мемориальное мероприятие имени Соколова Василия Семеновича
  4. Фотоотчет

Вернуться в раздел